Пять копеек о грантах и стартапах

Пять копеек о грантах и стартапах

Статья не про то, как страшно жить стартаперу, а ещё один взгляд на тему грантов, инвестиций и региональных стартапов. Давайте снимем розовые очки, забудем про невероятные московские зарплаты, макбуки и посмотрим, как обстоят дела в регионах, где проживает 90% населения.

11 апреля 2013

Jim Raynor. Кандидат химических наук, но ни дня по специальности не работал — жизнь заставила уйти в ИТ и зарабатывать деньги.

Сначала крутился в ИТ-журналистике, а теперь открыл стартап. Занимается организацией мероприятий и онлайн-обучением.

Эта статья — ещё один взгляд на тему грантов, инвестиций и региональных стартапов. Мы сами — скромный региональный проект, который вот уже пару лет пытается пробиться к солнцу сквозь неровный асфальт российской реальности.

Статья не про то, как страшно жить — считаю абсолютно нормальным всевозможные трудности и проблемы, ведь стартап это дерзкая попытка сделать инновационный бизнес, а не комфортная работа по найму. Кроме того, это уникальный жизненный опыт и величайшее приключение.

Прочтя статьи, инициированные системой оценки стоимости стартапа П.Р.А.В.Д.А от Александра Журбы, и вживую послушав инвесторов и представителей венчурных фондов, я решил, что настало время и стартапам высказать свою точку зрения и поделиться опытом.

Само собой, у каждого стартапа свой опыт. Я лишь высказываю свою точку зрения.

Проблемы первого шага

Давайте снимем розовые очки, забудем про невероятные московские зарплаты, макбуки и посмотрим, как обстоят дела в регионах, то есть во всей остальной необъятной Родине, где проживает девяносто процентов населения. Средняя зарплата специалиста — 30 тысяч рублей. Хорошо ещё, если так. Если вы работаете тимлидом, то можете рассчитывать на 60 тысяч рублей, но, в любом случае, и это немного. Аренда квартиры обходится в среднем в 13–20 тысяч рублей.

Чтобы претендовать на грант, нужно регистрировать юрлицо или открывать ИП. Деньги не бог весть какие, но это шестая часть средней зарплаты, а если у вас есть семья и дети — сумма весомая. Далее возникает необходимость совмещать работу и «вторую жизнь». Если вы фрилансер, всё равно вы не можете отказаться от заказов, иначе останетесь ни с чем.

Все заявления инвесторов и консультантов венчурных фондов, что стартапер обязан бросить основную работу и вложить в проект собственные деньги выглядят лукавством. Также представители фондов нередко советуют основателям работать в проекте без зарплаты. Мне всегда хочется спросить таких людей:

"Извините, а вы из какой звёздной системы прибыли? Почему бы вам самим не поработать без зарплаты? Через пять лет ваш фонд закроется, и деньги вы получите. А если вы работали плохо — ничего не получите. Разделите риски вместе со всеми!".

Если вы планируете открыть стартап, то, скорее всего, вы не сможете позволить себе вложить собственные средства и уйти с работы. Конечно, придётся тяжело, и это нормально. Но лукавые заявления инвесторов и менторов не то, что выводят из себя, а воспринимаются, как советы есть каждый день по две столовые ложки чёрной икры и летать раз в неделю в Канны позагорать, чтобы держать себя в тонусе.

Уважаемые, снимайте хоть иногда розовые очки. По крайней мере, когда выступаете в региональных ИТ-парках.

Где взять деньги

Гранты, по сути, единственный способ для стартапера гарантированно получить деньги на проект. И помощь исправно оказывает, как ни странно, наше нелюбимое креативным классом государство. Специально подчеркну: получить грант имеет шанс любой, без всякого знакомства и подтасовок. Просто нужно чётко и правильно оформить бизнес-идею.

Для получения грантов лучше всего скооперироваться с человеком, который имеет опыт их оформления в научной деятельности. Дело в том, что помимо написания непробиваемого канцелярита, предстоит заниматься волокитой.

При подаче документов нужно верно пронумеровать страницы, везде поставить печати, без ошибок сшить листы и всё подписать. Одна помарка — и вам откажут по формальным признакам. Кроме того, нужно действительно чётко всё сформулировать, особенно смету — изменить её потом скорее всего не удастся.

Отечественные венчурные фонды, как показывает практика, вовсе не совершают венчурные, то есть рисковые сделки, вкладываясь в стартапы.

Они предпочитают инвестировать во вполне стабильные молодые бизнесы, помогая им масштабироваться. Надеяться на венчур я бы не стал.

Помимо грантов деньги можно получить у бизнес-ангелов, причём, зачастую, без особых формальностей. Такие деньги в России действительно есть. Но, во-первых, бизнес-ангела нужно найти. Во-вторых, суммы они дают как правило небольшие, а долю в компании берут значительную. В-третьих, связываясь с бизнес-ангелом, вы связываетесь обычно с конкретным человеком, а не с фондом, который дорожит репутацией.

Алёна Владимирская в Facebook публиковала историю о бизнес-ангеле, который просил у стартапа в залог квартиру, если бизнес не получится. Охотно верю, потому с нами вышла похожая история. Наш бизнес-ангел, когда у него начались трудности с основным бизнесом и появились задержки в финансировании, предложил оформить кредит, но оплачивать его пообещал сам.

Проблемы грантов

Проблемы грантов в том, что в комиссиях заседают профессора и чиновники, которые некомпетентны, и переживают, как бы молодёжь чего не украла (судят по себе, не иначе).

Приведу два реальных примера. На защите гранта один профессор спросил: неужели скорость соединения в нашем городе позволяет передавать видеопоток, например, по Skype? Дело было в 2011 году, в современном городе-миллионнике. Грант, кстати, мы взяли.

Второй пример — защита одного стартапа из казанского ИТ-парка. Сильный, успешный проект. Как раз перед защитой проекта на грант от Ивестиционно-венчурного фонда Республики Татарстан они получили зарубежные инвестиции. Комиссия на презентации возмущалась: как же так, только что срубили столько баксов, а ещё хотите и у нас грант взять. Разве что не крикнули: «Как вам не стыдно столько распиливать, мы же всё видим, хоть поделитесь!»

Цитата основателя проекта из Facebook: «Только что отчитали как мальчишку».

Нашим чиновникам невдомёк, что стартапу, который уже работает с клиентами, любые инвестиции не помешают, тем более что компания даёт рабочие места в родном городе и республике. Грант с лихвой бы возвратился в экономику. Жаль, что чиновники всех меряют по себе.

Опасение, что стартаперы просто распилят грант, реализуются в жёстких условиях. В одном гранте нельзя менять смету, расписанную на полгода или год, более чем на 10%. Иначе — возвращайте деньги из собственного кармана. В другом гранте размером 1 млн. рублей от Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере есть очень неприятные ограничения: на зарплату можно записать не более 20 000 рублей в месяц, и это с учётом 13%.

Сам грант идёт год, по 125 000 рублей каждые полтора месяца. На зарплату можно выписать порядка 70% с учётом всех отчислений в ФСС и ПФР. Вроде бы, сумма гранта нормальная — хватит, чтобы сделать рабочий прототип и даже запустить рекламу.

Но из-за ограничений и жутких задержек иногда денег приходится ждать по два-три месяца (отчёты заверяют мучительно долго), грант уходит в песок. Сотрудников удержать при таких условиях невозможно, работать с подрядчиками — тоже. Становится немного не по себе — выиграли миллион, а применить его не удаётся. Что сказать потенциальному инвестору о том, как мы обошлись с миллионом?

Поэтому, когда читаешь про «грантовый пылесос RealSpeaker», то прекрасно понимаешь, почему первая версия продукта вышла только недавно, и выглядит сырой. Тем не менее, грант это уже то, от чего можно отталкиваться. Можно начинать кое-какую деятельность, уходить с работы и привлекать инвестиции.

Почему стартапы эмигрируют?

Скажу сразу, что не проводил детальное исследование. Если у кого есть силы и желание сделать это — было бы очень интересно ознакомиться с результатами. Сужу исключительно по себе и знакомым стартаперам.

Мне ситуация с утечкой стартапов за рубеж напоминает ситуацию с оттоком специалистов. Россия давно стала бесплатным поставщиком квалифицированной рабочей силы. Запад получает наших профи, не затратив ни цента.

Стандартный путь успешного и амбициозного айтишника: регионы — Москва — заграница. Регионы или Москву иногда можно упустить.

Про учёных и говорить нечего. К примеру, официальная зарплата кандидата химических наук — тринадцать с половиной тысяч рублей в институте органической химии от Академии наук. Меньше, чем у кассира, а ведь человека прилежно учили (зачастую ещё советские кадры) целых восемь лет.

Стартап, получивший грантовое финансирование и/или инвестиции, первым делом открывает компанию за рубежом, обычно в США. Так поступают многие. Так поступил и RealSpeaker, принявший от государства грантовые деньги.

Причин несколько:

Первая — вопрос защиты интеллектуальной собственности. Патент должен быть обязательно в США, иначе инвесторы не принимают вас во внимание.

Вторая — перестраховка от разных неприятных случаев, которые могут произойти в суровой российской действительности. Стартаперы ещё вряд ли сталкивались с этим лично, но подспудно хотят перестраховаться. Тем более, что крупнейшие ИТ-компании рунета неспроста, почему то, свои активы держат не в России. И это наводит на мысли.

Третья причина — банальное желание жить в более комфортной среде. Если забыть о климате, то хочется, чтобы дороги были без ям, пешеходные переходы были оборудованы по правилам, не было проблем с детскими садами, почта доходила за два три-дня и т.д.

Ну, и четвёртая причина — инвестиции. Инвесторам, как отечественным, так и зарубежным, комфортнее давать деньги там, где действует английское право. Для стартапа это очень важный фактор.

Государство, строя комфортные ИТ-парки, раздавая стажировки в Кремниевую Долину и щедро помогая грантами, не берёт в расчёт, что молодой стартапер, побывав там, уже не захочет существовать здесь. Надо признать, что система поддержки стартапов выстроена неплохо. Увы, окружающая действительность за этим не поспевает. Если ничего не изменить, то помимо специалистов, Россия станет поставщиком ещё более дорогого и качественного продукта — стартапов.

Про уровень зарплат

Не могу молчать! Стартап — это про бережливость и существование без кофе в Старбаксе, разве не так? На сайте ЦП есть чудесная колонка про вакансии. Владелец ресурса как-то пафосно заметил, что вакансии с зарплатой 40-60К рублей даже не станет публиковать, потому что это унизительно.

Видали?

Я, конечно, понимаю, что в Москве нормально получать месячную зарплату, на которую можно купить полмашины. Но в моём понимании для стартапа это безумное расходование средств. Просто безумное, так как зарплаты зачастую включают и все налоги. Это значит, что для выплаты 200 тысяч рублей фирма должна снимать со счёта 293,5 тысячи рублей. Обычно такую сумму региональный бизнес-ангел даёт на весь проект.

Я бы посоветовал две вещи. Первая — работать в регионах. Зарплата 45 тысяч рублей — это как 100–130 тысяч рублей в Москве, если считать аренду квартиры, офиса и стоимость, к примеру, детского сада.

Вторая — спокойно переехать на время в Крым или Таиланд, как поступают сейчас очень многие, и как поступил в своё время lingualeo.ru.

Из регионов московские стартапы с их офисами и ценниками выглядит, мягко говоря, как инопланетяне.

Итог

Вот пока и всё, что я хотел сказать про стартапы. Кроме того, надеюсь, я разбил опасения скептиков, что гранты получить невозможно. Как и разрушил розовые мечты о том, что гранты решают все проблемы, и проекты, их получившие, обязаны тут же выдавать нереальные результаты.

Лучшее

Комментировать

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.