Роман Гольд, Jerusalem Startup Hub: «Стартап-индустрия начинает исцеляться от болезни взрывного роста»

Роман Гольд, Jerusalem Startup Hub: «Стартап-индустрия начинает исцеляться от болезни взрывного роста»

О вчерашнем и сегодняшнем дне израильских высоких технологий, принципах местного стартап-сообщества, а также о собственных взглядах основателей Jerusalem Startup Hub на коворкинги и акселераторы рассказал управляющий партнёр центра Роман Гольд.

2 июля 2013

Jerusalem Startup Hub — центр предпринимательской инициативы в Иерусалиме, основанный экспертами в области венчурного капитала, рынка инноваций, бизнес-развития и новых медиа.

О вчерашнем и сегодняшнем дне израильских высоких технологий, принципах местного стартап-сообщества, а также о собственных взглядах основателей Jerusalem Startup Hub на коворкинги и акселераторы в интервью нашему изданию ToWave.ru рассказал управляющий партнёр центра Роман Гольд.

В начале 90-х об израильских программистах никто не слышал. Сегодня же треть национального экспорта приходится на ПО, а об израильских проектах знают далеко за пределами страны. Когда и благодаря чему произошли такие изменения в структуре экономики?

Если говорить о 90-х, то основными статьями экспорта Израиля были драгоценные металлы и камни, машины и оборудование, а также химикаты. Алия (дословно «восхождение») технической интеллигенции из экс-СССР, безусловно, стала одним из ключевых катализаторов израильского экономического чуда. Вторым фактором выступило государство. Абсорбция миллиона человек в стране с населением 4,5 млн (в 1990 г.) — задача из разряда почти невыполнимых. Израиль с ней справился.

В 1991 г. по инициативе Игаля Эрлиха, «главного учёного» Министерства промышленности и торговли Израиля (так называется должность главного научного советника министерства), был запущен новый государственный проект с целью поддержки малого и среднего бизнеса в сфере IT.

В том же году под эгидой Technology Incubator Program в стране создали 24 технологических инкубатора, принявших тысячи инженеров и учёных из бывшего СССР. Следует отметить, что инкубаторы занимались не только научно-исследовательской деятельностью (похожие инициативы существовали в Израиле и ранее), но и всесторонней оценкой бизнес-перспектив каждого поддерживаемого проекта.

Последующие два года ознаменовались появлением сотен IT-компаний, которые поддерживались государственными субсидиями и кредитами на сверхльготных условиях. Финансовые возможности государства достигли своего предела. И Эрлих решился на радикальный шаг — была принята программа привлечения венчурных инвестиций.

В 1993 г. на свет появился проект Yozma («Инициатива»), в рамках которого открылись 10 венчурных фондов с общей капитализацией $100 млн. Каждый из этих фондов был представлен тремя сторонами: израильской инвестиционной структурой (как правило, банком), иностранным венчурным фондом и израильским венчурным инвестором.

Роман Гольд, Jerusalem Startup Hub: «Стартап-индустрия начинает исцеляться от болезни взрывного роста»

Соотношение инвестиций установилось на уровне 1,5/1 — на каждые $1,5 млн., вложенные партнерами, государство вкладывало $1 млн. Позднее соотношение изменилось до 2/1. Впрочем, в некоторые проекты государство было готово вкладывать даже больше, чем внешние инвесторы. Необходимо подчеркнуть, что Yozma предлагала инвесторам выкупить долю государства в успешных стартапах на очень привлекательных условиях.

Собственно, так и была сформирована израильская стартап-сцена: огромный технический потенциал репатриантов из СССР плюс всесторонняя государственная поддержка на стратегическом и тактическом уровнях. Разумеется, сегодня израильская индустрия инноваций — это не «русская» и, тем более, не «эмигрантская» ниша. Но доля «русской» технической элиты была и остается критичной для общего успеха Start-up Nation.

Как выглядит среда, в которой сегодня рождаются и развивают стартапы Израиля?

Это очень динамичная, очень доброжелательная и в то же время очень конкурентная среда. Это среда, в которой достаточно ресурсов для того, чтобы поддержать каждый (я подчеркиваю — каждый) стартап с адекватной идеей и адекватной командой.

Это среда, в которой правило «шести рукопожатий» давно заменилось на правило «двух рукопожатий». К примеру, от премьер-министра Биньямина Нетаниягу, «отца» израильской стартап-индустрии Йоси Варди и нобелевского лауреата Роберта Ауманна меня отделяет лишь одно рукопожатие.

Впрочем, вся эта безоблачная картина может навсегда остаться за стеклянным потолком, если ты не будешь соответствовать правилам игры. Они предельно просты.

Во-первых, ты должен быть хорошим человеком. Ты можешь сколько угодно распускать павлиний хвост из собственных регалий — MBA, PhD, успешных выходов и тому подобных вещей. Но если ты не готов поделиться своими знаниями, опытом и связями со студентом-первокурсником — стоит забыть об израильской стартап-сцене. Твоя репутация, твой социальный капитал — ключевой (если не единственный) фактор твоей успешности в Израиле.

Второе правило — позитивное мышление. Не нужно объяснять, почему та или иная идея бесперспективна, нужно делать конкретные шаги, чтобы она «взлетела». В Израиле становятся реальностью те идеи, за которые никто не брался именно из-за «абсолютного отсутствия перспектив». Ты попробовал, и ничего не вышло? Не страшно: есть ещё миллиард идей, а в твоей копилке появился бесценный опыт.

Третье правило: хуцпа (чисто израильское понятие, нечто среднее между наглостью и уверенностью в собственных силах). Если твоему стартапу необходим какой-либо ресурс (технический, консалтинговый, медийный) — пойди и попроси. Желательно, напрямую у CEO компании, предоставляющей этот ресурс. Это нормально.

Jerusalem Startup Hub, видимо, одно из тех мест, куда стартапы могут «пойти и попросить». У учредителей Хаба до этого были совместные проекты или JSH — первая попытка? Какой предпринимательский опыт каждого из вас этому предшествовал?

Jerusalem Startup Hub — наш первый совместный проект. Нас — соучредителей и управляющих партнеров — трое, все мы пришли из совершенно разных «миров».

Мой опыт можно обозначить тэгами «IT» и «медиа»: последние 10 лет я работал в IT-журналистике (от колумниста до главного редактора), параллельно занимая руководящие и консалтинговые должности в различных IT-проектах.

Опыт Леви Райза (второго партнера) подходит под определения «экономика» и «бизнес-развитие». Он работал в Министерстве промышленности и торговли Израиля, а также возглавлял направление бизнес-развития в одной из компаний Кремниевой Долины.

Год Исаев — наш третий партнер — человек искусства и креатива, он отвечает за нестандартные решения нестандартных вопросов.

В создании акселератора принимают участие только учредители или у вас есть сторонние инвесторы?

Jerusalem Startup Hub создавался исключительно нашими собственными усилиями. Независимость этой площадки — наша стратегия с того дня, как мы открыли двери.

В то же время, мы полностью открыты для партнёрских отношений. Сегодня среди наших партнеров — представители крупного капитала (Reichmann Rothschild Group), государства (муниципалитет Иерусалима), консалтинговые (Deloitte) и юридические (Yigal Arnon) компании, а также целый ряд IT-компаний, менторов, ангельских инвесторов и др.

Сегодня JSH занимается тремя различными проектами. Давайте поговорим о каждом из них. Первый — это коворкинг в центре Иерусалима. Сколько коворкингов в стране на сегодняшний день, и насколько они популярны среди израильских стартапов?

Коворкинг-пространства в Израиле можно пересчитать по пальцам обеих рук, причём подавляющее большинство коворкингов расположены в районе Тель-Авива. Можно сказать, что эта культура в Израиле только зарождается.

Все существующие коворкинг-пространства можно разделить на два типа: частные проекты и площадки, действующие под эгидой «покровителя» — венчурного фонда, инвестгруппы и т.д. К примеру, замечательный тель-авивский коворкинг The Junction функционирует под эгидой венчурного фонда Genesis Partners. С одной стороны, это решает проблему финансирования (не секрет, что коворкинг в чистом виде — не самый прибыльный бизнес), с другой — серьёзно усложняет задачу формирования комьюнити.

Для себя мы выбрали формат независимого существования, наряду с полной открытостью к любому партнёрству. Наша цель — предоставить максимальную свободу выбора приходящим к нам стартапам. Спустя три месяца после открытия мы видим, что эта политика оправдала себя: на нашей площадке комфортно уживаются фрилансеры, стартап-предприниматели, ангельские инвесторы и лидеры рынка, включая прямых конкурентов.

Роман Гольд, Jerusalem Startup Hub: «Стартап-индустрия начинает исцеляться от болезни взрывного роста»

Для сравнения, стоимость рабочего часа в вашем коворкинге и что в неё включается?

Понятие стоимости рабочего часа в нашем коворкинге отсутствует, поскольку мы стараемся сформировать самоорганизующуюся устойчивую систему, которая сможет функционировать при нашем минимальном вмешательстве (в том числе, физическом присутствии).

У нас есть три тарифных плана: «День», «Неделя» и «Месяц». День в коворкинге JSH стоит 85 шекелей (при курсе $1/3,65 ш), неделя — 400, месяц — 1150 или 1300 (разница — в наличии «своего» рабочего места, на котором можно оставить, скажем, монитор). Плюс 18% НДС.

Мы стараемся выстраивать долгосрочные отношения со всей «тусовкой». Поэтому практически все клиенты платят за месяц, получают магнитную карточку — а вместе с ней и круглосуточный доступ к коворкингу.

Джентльменский коворкинг-набор у нас стандартный: переговорная на 8 человек (при необходимости увеличивается вдвое благодаря вращающейся стене), кухня (холодильник, две микроволновки — мясная и молочная, кулер), чай-кофе-печеньки, принтер-факс и, конечно же, быстрый Интернет.

Из приятных «плюшек» — лаунж-зона с «травяным» покрытием, мягкими пуфами, Xbox + Kinect и огромной плазмой. Наши «killer features» — роскошный футуристический дизайн (кампус Google если не отдыхает, то нервно курит) и расположение в самом сердце Иерусалима.

Ваши воскресные мероприятия — это фишка JSH или стандартный формат таких пространств в Израиле?

Мероприятия — стандартная практика большинства израильских коворкингов. Мы выступаем как в роли организатора собственных мероприятий, так и в качестве площадки для сторонних мероприятий, которые могут быть интересны нашему сообществу.

На свои мероприятия мы приглашаем ярких личностей израильской индустрии инноваций. Недавно у нас был финалист TechCrunch Disrupt — стартап Glide, созданный религиозными ребятами. Летом принимаем SpaceIL — команду молодых инженеров, разрабатывающих первый израильский луноход.

При этом мы не зациклены исключительно на историях успеха — к примеру, собираемся пригласить представителя Better Place для откровенного разговора о причинах провала компании.

В 2014 году вы намерены запускать акселератор. Как сегодня обстоят дела с инкубаторами и акселераторами в Израиле?

Учитывая, что слова «инкубатор» и «акселератор», равно как и «стартап», уже становятся ругательными, я стараюсь употреблять их с большой осторожностью.

В Израиле есть огромное число структур, поддерживающих и развивающих стартап-отрасль. Они существуют при государственных структурах, при учебных заведениях и научных институтах, при IT-гигантах и, конечно же, при венчурных фондах — как израильских, так и американских/европейских.

Что входит в вашу программу и чем она может быть интересна командам из стран СНГ и Восточной Европы?

Сегодня в Израиле можно найти практически все. Однако мне очень близок тезис Аркадия Морейниса о том, что модель подавляющего большинства акселераторов/инкубаторов «broken by design».

Для своего акселератора мы выбрали другой путь.

На подготовительном этапе отбор стартапов будет производиться традиционным методом «сита», просеивающего проекты, которые отвечают нашим критериям (инвестиционный фокус, адекватность команды, оценка бизнес-модели, оценка технологических новшеств). Пред-отбор будет проходить в онлайновом режиме, на следующем этапе мы лично пообщаемся со всеми командами.

Далее, мы привозим команды в Израиль, где они проведут 4 месяца. Поверьте, эти 4 месяца будут самыми насыщенными в их жизни — и совсем не из-за близости Средиземного моря.

Параллельно с работой над своим проектом, команды будут проходить интенсивную образовательно-консалтинговую подготовку, призванную сделать из них настоящие dream teams. Помимо традиционной работы с менторами, мы проведём команды через полный цикл задач, которые им придется решать при выводе продукта на рынок: от маркетинга до бизнес-развития, от юридических вопросов до медийной стратегии.

Кстати, за каждой командой будут закреплены на постоянной основе минимум два ментора. Один из них — «звезда» aka «визионер» (к примеру, если стартап занимается технологиями флэш-памяти, то ему будет помогать Дов Моран, изобратель «флэшки»). Второй — «практик» с актуальным опытом в соответствующем сегменте (если взять тот же пример, то это будет ментор из компании-разработчика флэш-памяти Anobit, проданной Apple в прошлом году).

Роман Гольд, Jerusalem Startup Hub: «Стартап-индустрия начинает исцеляться от болезни взрывного роста»

Образовательная программа не ограничивается одними лишь техническими или маркетинговыми вопросами. Мы используем все доступные наработки в области психологии убеждения, стратегии коммуникаций (в том числе, межкультурных), ораторского искусства и даже некоторых армейских «фишек» с тем, чтобы радикально увеличить ценность самой команды, а не только продукта.

Все это (проживание/питание/обучение/стипендия) будет происходить за наш счёт. Но если на каком-то этапе мы увидим, что команда не справляется с нагрузкой, нам придется расстаться.

В случае же успешного окончания программы команда получает три вещи: деньги на развитие проекта, «startup pack» из различных сервисов и office hours общей стоимостью более $100 000, а также прямое представление инвесторам. За свои услуги акселератор берет 15% equity.

Стратегия акселератора Jerusalem Startup Hub: помочь тем командам, которые выживут и без нас, предложив им достичь успеха быстрее и эффективнее. Нас не интересуют команды, считающие, что они все знают. Напротив, мы ищем команды, знающие, чего они не знают.

На наш взгляд, это идеальная модель сотрудничества. Мы не занимаемся «подачками» в надежде, что они помогут превратить перспективные проекты в успешные бизнесы, а пытаемся отобрать команды, способные «покорить мир» — и предлагаем им сделать это быстрее с нашей помощью.

Также в 2014 году планируется проведение JSH Conference. Какие цели ставят перед собой организаторы? Турецкая Startup Istanbul Conference — ваш будущий конкурент или у вас будут различные тематические направленности?

Наша цель — создать международную площадку, занимающуюся исключительно «disruptive innovations». Мы не претендуем на то, чтобы быть единственной площадкой такого рода, но совершенно очевидно, что Израиль достоин занимать флагманские позиции в этой сфере.

JSH Conference сформирует пять потоков: «IT», «Биотехнологии», «Альтернативная энергетика», «Агротехнологии» и «Социальное предпринимательство». Конференция будет разделена на два дня: «Сегодня» и «Завтра».

«Сегодня» будет абсолютной прикладной площадкой для обмена опытом, успешными (и неуспешными) кейсами развития экосистемы инноваций, и заключения сделок. «Завтра» же мы полностью посвятим рыночным, политическим и социальным трендам ближайшего десятилетия.

На сегодняшний день мы заручились государственной поддержкой на самом высоком уровне, а также поддержкой со стороны представителей частного капитала.

Существует мнение, что в США начинается спад инвестиционной волны. Ваша оценка, как журналиста и предпринимателя, изменений, которые происходят в мировой стартап-отрасли?

На мой взгляд, стартап-индустрия начинает исцеляться от болезни взрывного роста. Уверен, что в ближайшие пять лет рынок очистится от паразитирующих элементов, превративших стартап-культуру в элемент хипстерства. Они попросту не смогут больше на этом зарабатывать. В то же время, я не вижу никаких предпосылок к очередному «кризису дот-комов», все-таки рынок не настолько перегрет.

Да, венчурный рынок США несколько остынет. В некоторой степени это скажется на Израиле — в стране очень много американских денег. С другой стороны, где наша не пропадала? В свое время параллельно с экспортом апельсинов и выдачей хлеба по карточкам Израиль работал над собственным ядерным проектом.

Так что в будущее мы смотрим с оптимизмом: у нас просто нет другого выбора.

Автор: Оксана Ткаченко
Лучшее

Комментировать

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.