Tvigle.ru — развлекательное телевидение для образованных людей

Tvigle.ru — развлекательное телевидение для образованных людей

В профиле Tvigle.ru говорится, что это — «медиакомпания нового поколения, производитель и дистрибьютор профессионального развлекательного видеоконтента для интернета, мобильных сетей, цифровых телеканалов».

25 октября 2011

В профиле Tvigle.ru говорится, что это — «медиакомпания нового поколения, производитель и дистрибьютор профессионального развлекательного видеоконтента для интернета, мобильных сетей, цифровых телеканалов», а также единственный проект в Рунете c исключительно легальным видеоконтентом высокого качества.

О том, как возникла идея создания проекта, чем медийный интернет-рынок отличается от других рынков в интернете, а также о его настоящем и будущем рассказывает основатель и генеральный директор Твигл Медиа Егор Яковлев.

Вначале было слово, и слово было Твигл. Что означает название?

Да, собственно, ничего не означает, как многие названия Интернет-проектов. Вообще названия придумывать все сложнее и сложнее, потому что, кроме того, что они должны быть хоть как-то запоминающимся, хоть как-то относится к области деятельности, нужно еще и свободное доменное имя.

А, как вы знаете, киберсквокеры не дремлют. Поэтому Твигл — это сочетание, если хотите, из двух слов, первое — ТВ, второе слово — игл, которое читается как орел. Хотя на самом деле это не так.

Первоначальной идеей проекта был легальный видеоконтент, изменилась ли она со временем, и если да, то как?

Да, мы с самого начала стали ориентироваться исключительно на легальный контент. У нас был пример в то время (сейчас он, к сожалению, не очень развился) — американский сайт AtomFilms.com, который занимался развлекательным короткометражным контентом.

Со временем идея развилась в двух направлениях. Первое — в значительной степени добавился полноформатный развлекательный контент, как телевизионный, так и кино. При этом мы продолжаем, и будем продолжать, продюсировать собственный контент, и осенью выйдет несколько проектов, которые, я надеюсь, мы сделаем сами, либо как продюсеры, либо как производители.

Второе — у нас крупнейшая на сегодняшний момент партнерская сеть, которая составляет более 180 сайтов в России плюс несколько крупных украинских партнеров, которые на нашей технологической платформе показывают своим посетителям и нашу библиотеку, и собственный производимый контент, Например, «Дождь.

Optimistic Channel» — проект нового телевидения Натальи Синдеевой — используют нашу технологическую платформу, показывают программы и передачи, которые сами снимают.

Создатели проекта — кто они? Состав и размер команды в 2007–2008 году и три года спустя.

Мы достаточно старый для Интернета проект — нам почти 4 года, это много. Но надо понимать, что года полтора пришлись на кризис 2008 года и мы, скорее, не развивались в это время, а выживали.

Когда все начиналось весной 2007 года, финансовые вложения в проект делались мной вдвоем с моим партнером Пашей Черкашиным. А команда тогда состояла из пяти человек.

Это был я, это был текущий технический директор Виталий Желяпов, Ольга Трушкова и еще несколько человек, из которых кто-то с нами работает, кто-то уже не работает. Сейчас это 16 человек и мы планируем достаточно активный рост.

Смелый шаг — буквально на пороге кризиса начинать новый проект. Как вы на это решились?

Tvigle.ru — развлекательное телевидение для образованных людей Вы знаете, в 2007 году порога кризиса, как такового, еще не было. В тот момент мы считали, что все хорошо. Я работал коммерческим директором в компании Амедиа, на тот момент крупнейшем производителе телевизионных сериалов.

В свободное от основной работы время — покупки форматов и продажи готовых продуктов каналам — мы экспериментировали в рамках Амедиа с онлайн-видео, когда стало понятно, что это очень интересное направление.

В частности, я спродюсировал пародию на «Не родись красивой» — мультяшку UmaNetto (работа донецкой студии «Тунгуру»), которую посмотрело много-много миллионов людей. Мы сделали из некоторых проектов, которые снимала Амедиа, такие Интернет-версии — теперь это называется «мобизоды», люди с удовольствие смотрели, нам стало ясно, что это направление нужно развивать.

В результате, после того, как мы не получили финансовой поддержки внутри Амедиа, я просто ушел из компании, сделав независимый проект.

Приблизительно в одно время с вами стартовали проекты, которые, фактически, являлись вашими конкурентами — ТВ-Клик, ICQ-TV. Как сегодня обстоят дела с конкуренцией на рынке лицензионного онлайн-видео? Появились ли новые серьезные игроки?

Сейчас на этот рынок на самом деле приходят деньги, как рекламные, так и инвестиционные, и, по большому счету, он сейчас только начинает агрессивно развиваться.

Вообще я не верю, что на таком сложном и достаточно дифференцированном рынке может быть какой-то один абсолютный игрок, мне кажется, что этот сегмент в гораздо меньшей степени похож на классический Интернет-рынок, который по природе своей является сервисным (есть, например, поисковик или есть почта, и второй почты вам вроде не надо).

У нас гораздо больше сходства с медийным рынком, а на медийном рынке достаточно сложно представить существование только одной газеты или только одного телеканала, по совершенно очевидным причинам. Есть и нишевые истории, есть и глобальные каналы, которых тоже, в общем, не один, а, как минимум, пять-шесть.

Tvigle.ru — развлекательное телевидение для образованных людей Сейчас с разных сторон приходят новые участники этого рынка, причем я бы разделил их на три типа. Один тип — это проекты, которые пытаются построить бизнес классический, который должен зарабатывать больше денег, чем тратить. Вторые проекты — типа ivi, которые, в общем, бизнес классический построить не пытаются, а все рассчитано на капитализацию компании.

Третий тип — это проекты, которые организуются игроками со смежных рынков, и перед которыми, по большому счету, не стоит какой-то бизнес-задачи, либо она очень расплывчата. Например, это то, что делает Йота, это то, что делает МТС с Омлетом. Но основная конкуренция, которая идет между легальными площадками и огромным количеством нелегальных площадок, на сегодняшний момент все-таки, не за деньги, а за зрителя.

Весной прошлого года в прессе появились сообщения о возможной продаже от 10 до 25% Tvigle новому инвестору, причем среди потенциальных покупателей мелькали имена иностранных компаний. В конце этого июля из открытых источников стало известно о покупке приблизительно 27% портала «Промсвязькапиталом». Отечественный инвестор — это нюансы отдельно взятой сделки или типичная иллюстрация отношения западных инвестфондов к российским интернет-стартапам?

Хороший вопрос. Пример того же Яндекса показывает, что вполне даже реально. Но на периоде стартапа, наверно, все-таки проще говорить с российским инвестором, потому что он ближе, разговаривает на том же языке и лучше понимает реалии. Но ведь возникает другая проблема, что подавляющее большинство российских так называемых инвесторов не ведут себя как инвесторы.

Есть же некий набор классических подходов, механизмов и способов инвестиций, которые инвестиционная индустрия выработала за десятилетия своего существования, например, в Силиконовой Долине. Могу сказать, что в 98% случаев они не используются, не выполняются и не принимаются во внимание, в силу ментальности этих самых российских инвесторов. И в этом определенные проблемы и опасности для стартапов.

Все же наши стартаперы пытаются привлекать деньги и из-за рубежа. Что, по Вашему мнению, может оказать наибольшее влияние на положительное решение таких инвесторов? Ваш совет для тех, кому не дают спать по ночам миллиарды Фейсбука.

Да, наверно, нет какого-то одного совета. Ведь цель все-таки — сам проект, и это очень важно понимать, потому что деньги — это не более чем инструмент. Зачастую они могут помочь, но не решить задачу, не решить вопрос.

У меня в последнее время создается впечатление, что для подавляющего большинства команд целью является как раз инвестиция. А инструментом для получения денег является некоторое количество идей, которые хотят на эти деньги обменять. И, конечно же, при таком подходе очень странно и бессмысленно ждать получения инвестиций от западных инвесторов.

Конечно же, здесь все перевернуто с ног на голову, потому что, конечно же, целью является проект, а инвестицию являются одним из, но совершенно не единственно необходимым механизмом, которые позволят этот проект реализовать. И мне кажется, что главное для того, чтобы попытаться получить инвестиции — это существование вот такой логики внутри самого проекта.

Если можно, назовите, кто входит в число акционеров Tvigle Media?

Tvigle.ru — развлекательное телевидение для образованных людей На сегодняшний момент это мы с Пашей, как основатели проекта, это наш первый инвестор, фонд венчурных инвестиций Альянс-РОСНО, и это «Промсвязькапитал», наш новый участник. А также некоторое количество миноритарных акционеров, среди которых, в том числе, сотрудники компании.

В 2010 Максим Шеховцев из УК «Allianz РОСНО» заявил, что проект добился «состоятельности бизнес-модели, которую теперь можно масштабировать». В чем заключалась бизнес-модель, и удалось ли её масштабировать так, как хотелось?

На сегодняшний момент основной доход мы получает от рекламы, то есть бизнес-модель очень простая — медийная. Мы показываем бесплатно развлекательное видео — фильмы, сериалы, короткие мультфильмы зрителям в Интернете, мы продаем в этом видео рекламу рекламодателям.

У нас есть дополнительный источник дохода от предоставления сервиса с технологической платформой, и таких заказчиков тоже становится все больше и больше. Мы на сегодняшний момент единственная компания на российском и украинском рынке, которая имеет настолько серьезно разработанную технологическую платформу, используемую фактически по технологиям облачных вычислений.

Через веб-интерфейс вы входите в систему, которая хостится на наших серверах, и получаете полный сервис: конвертацию вашего видео, хранение, ведение статистики, размещение этого видео на вашем сайте, размещение в этом видео рекламы.

Фактически это cloud-сервис «под ключ».

Мы планируем экспериментировать с платным видео во второй половине этого года, но я думаю, что пока, с точки зрения денежных поступлений, это будут очень небольшие цифры, в связи с общим уровнем пиратства, который мы сейчас наблюдаем.

И мы очень активно работаем с самыми разными дополнительными connected-устройствами — телеприставками, и прочее, и прочее.

Вы уже упоминали про партнерскую программу. Насколько она эффективна для продвижения проекта? Самые известные, среди ваших партнеров, площадки Рунета?

Мы её используем не только и не столько для продвижения проекта, как такового. Это модель, существующая параллельно с портальной, где вы пытаетесь привлечь всех на портал и там предоставить сервис.

А у нас модель сетевая, классическая, по примеру той же службы знакомств Мамба, когда люди получают сервис, который мы оказываем, не только на нашем портале, а на партнерских сайтах. Поэтому это не вопрос продвижения, а вопрос дистрибуции сервиса. Вы приходите на партнера и смотрите сериал там.

Вы не приходите к нам на сайт. Наши классические партнеры — сайты среднего размера, с количеством посетителей от 20 до 160 тысяч в день, которые сами не сосредоточены исключительно на видео, но хотели бы предоставлять такие сервисы своим посетителям. Они самых разных категорий — как развлекательные, так и из каких-то специальных сегментов.

Например, у нас очень много женских сайтов, у нас есть сайты общего характера, вроде «АиФ», есть партнеры, которые используют нашу вещательную платформу, вроде МУЗ-ТВ.ру, есть чисто развлекательные порталы.

Целый спектр различных сайтов, каждый из которых выбирает из нашей библиотеки контента то видео, которое подходит для его аудитории и для его профиля, с точки зрения его собственной редакторской политики.

При запуске проекта вы говорили, что здесь не будет присутствовать любительский контент. С другой стороны, на Tvigle.ru существует канал авторского кино, социальная сеть, в которой участвуют создатели и любители авторского кино… Так что тогда такое Tvigle.ru для авторского любительского видеоконтента?

Когда мы начинали, хотелось построить российский мини-Vimeo. Это американский проект, ориентированный как раз на людей, которые снимают для новых медиа. Это направление прошло много разных стадий, в том числе и кризис. Сегодня мы очень хотим к этому вернуться, уже на своем уровне понимания.

Поэтому для нас работа с талантливыми новыми авторами, режиссерами, сценаристами, операторами, которые будут работать для новых медий, стратегически принципиально важна. И мы собираемся достаточно активно развивать это направление в дальнейшем. Как конкретно оно будет развиваться…

Пока мы это обсуждаем внутри компании, но понятно, что, если сравнить объем интереса к этому сейчас и, скажем, 4 года назад, то он, конечно же, существенно вырос. Появились люди, которые понимают, что это и совершенно другая теперь зрительская аудитория по объему, и интерес к этому у творческих людей гораздо выше, чем 4 года назад, что очень хорошо.

Вы первыми запустили сегментированный по интересам видеоконтент в виде отдельных каналов. Вы одни из первых предложили пользователям бесплатную библиотеку лицензионного длинного видеоконтента, совместно со Star Media. Каково это — быть первыми, и где спрятан источник вдохновения новых инициатив Tvigle.ru?

Мы бы сами хотели знать, где он спрятан. Скажите, когда вы его найдете!

В действительности, быть первыми очень непросто, потому что все на тебя смотрят и могут повторить то, что ты делаешь, не делая твоих ошибок, быстрее и иногда эффективнее. Быть первыми и делать что то, чего никто до тебя не делал, по крайней мере, на этом рынке, а зачастую и на других — это всегда риск. Но такая уж выпала нам участь.

Вы позиционируете себя как производитель и дистрибьютор профессионального развлекательного контента, в том числе, для мобильных сетей. Как это выглядит на практике? У вас есть версия портала для мобильных устройств (помимо iPhone), видеопродукты, предназначенные специально для мобильных пользователей?

У нас есть отдельная версия, на которую вы попадает с обычных телефонов, так называемая мобильная (wap-версия), и у нас есть некоторые продукты, которые мы делали из расчета на то, что они будут жить и на мобильных телефонах.

Например, та же черно-белая мультяшка «Версус», которая очень хорошо подходит под небольшие экраны, как в силу технических приемов, с помощью которых она сделана, так в силу хронометража. Но надо признать, что рынок мобильного видео наших ожиданий не оправдал.

Хотя он вроде бы и растет, и несколько тысяч человек в сутки вроде делают просмотры через мобильные устройства, но пока, с точки зрения денег, которые этот рынок может приносить, он очень слабо интересен.

Вообще рынок мобильного видео — это, по-моему, одно из самых больших разочарований во всем мире последних нескольких лет. Уж какие огромные надежды связывались с 3G, если вы помните миллиарды долларов, которые в Европе платили за лицензии на эту частоту, на этот стандарт передачи данных.

И основная идея была такова, что эта технология позволит доставлять быстро и эффективно тяжелый контент, которым, конечно, является видеоконтент, на мобильные телефоны. А результат плачевен.

Как тогда видится будущее мобильного контента вообще и видеоконтента, в частности, с точки зрения Tvigle.ru?

Например, у Apple есть технология, которая позволяет вам сигнал с iPad перенаправлять на большой экран телевизора, если к нему подключен Apple-TV. Это пример того, как видео, которое вы фактически просматриваете на iPad, на относительно небольшом экране, может по воздуху без всякого программирования попадать на большой экран.

Теперь представьте себе, что у вас это не ipad, а мобильный телефон. В общем то, это абсолютно не фантастика. Я считаю, что будет следующая история, с точки зрения видео… Мобильные телефоны станут теми устройствами, которые это видео способны принимать, например, через скоростной мобильный Интернет, но значительная часть просмотров может идти как раз на больших экранах, например, на большом телевизоре.

Сейчас можно предположить все, но очевидно, что пока, кроме Южной Кореи, где все смотрят телепрограммы на мобильных телефонах через DVBH, нигде в мире этого не произошло. Люди, в общем, не очень хотят смотреть видео на маленьких экранах.

И если они хотят его смотреть, то либо на больших экранах, либо хотя бы на экране iРad. Но опять, здесь очень сложно что-то предвидеть.

Пираты и легальные распространители видеоконтента в Интернете. Реально ли в ближайшее время изменить расстановку сил в пользу вторых?

Здесь вопрос находится, на мой взгляд, в значительной степени в политической плоскости. Для этого просто нужна политическая воля государства и правительства, потому что это только отчасти вопрос законодательной базы и исполнения существующего законодательства.

Все-таки это и вопрос отношения государства, в первую очередь, даже не к пользователям, потому что ведь мы тоже с пользователей денег не берем. Более того, я считаю, что тот сервис, который мы предлагаем, по качеству и скорости лучше, чем пиратские сервисы.

Вопрос в отношении к индустрии, к творческим людям, которые сделали создание творческих продуктов своей жизнью, своей специальностью и хотели бы иметь возможность, занимаясь своим любимым делом, зарабатывать деньги, которые позволяли бы им жить и продолжать этим заниматься. Ведь трагедия пиратства заключается в первую очередь в чем?

Что разорвана денежная цепочка. То есть люди, которые создают этот контент, не получают за свою работу значительной части денег, и эти деньги крадутся у них другими людьми, которые на этом зарабатывают. В данном случае пиратскими сайтами или владельцами торрентов, не самим пользователями. Средний торрент зарабатывает, в среднем, 5–6 млн. рублей на трафике в год, при этом расходы минимальные.

Теперь представьте себе — российский кинематограф, я имею в виду прокатное кино, и продюсеры, то есть люди, которые вложили свои деньги или деньги инвесторов, потратили год-два жизни на то, чтобы это кино выпустить в прокат. За 2010 год то, что им вернулось обратно, деньги, на которые они фактически могут снимать новые фильмы, общие по российскому кинематографу, по разным оценкам — всего 80–90 миллионов долларов.

Понимаете, это весь российский кинематограф!

Если теоретически представить себе, что завтра все пиратские сайты прекращают показывать либо начинают показывать по легальной модели (делясь своими доходами с правообладателями), то эту цифру можно было бы просто удвоить.

То есть на сегодняшний момент интернет-рынок, по моей оценке, способен только российским продюсерам платить те же 70–80 млн. долларов, но легально. Это совершенно не обязательно деньги, которые нужно собрать с пользователей.

Это может быть рекламная модель, то есть для пользователей это будет точно так же бесплатно, просто лучше, быстрее и качественнее. Но есть же очень серьезное лобби которое этого не хочет, потому что они на этом зарабатывают. Зачем им делится?

Тогда, если говорить о легальном контенте, каков сегодня минимальный уровень вхождения на этот рынок для потенциальных игроков и инвесторов?

Нет какого-то минимального уровня вхождения, все же зависит от контентной модели: какой контент вы собираетесь предлагать, где вы его собираетесь брать, собираетесь вы его сами создавать.

Если посмотреть на популярный американский видеоблог Wine Library, какой был уровень вхождения для Гари Вайнерчука, кроме достаточно простого сайта собственного, знания собственного, одной камеры? Никакой. Вопрос в чем — если вы создаете нишевой канал, то это тысячи долларов максимум.

Если вы собираетесь создать портал, на котором будут все премьеры сериалов и художественных фильмов, то это, наверно, десятки миллионов долларов. В этом диапазоне.

Первоначальные инвестиции в ваш проект, по некоторым данным, составили 7–8 млн. долларов. Во сколько сегодня, ориентировочно, оценивается Tvigle? Каким вы видите будущее проекта в ближайшей перспективе, через два-три года, и в более отдаленном времени, через 5–6 лет?

Мне сложно говорить об оценке, потому что это штука очень спекулятивная. Всегда оценку проекта дает рынок — по какой цене готовы купить часть проекта или целиком, или по какой цене готовы инвестировать в проект.

Для всех проектов, акции которых не котируются на бирже, оценка — вещь довольно спекулятивная, абстрактная. Поэтому я какую-то цифру оценки называть не готов. Начальных инвестиционных денег, конечно, было гораздо меньше.

Про будущее… Знаете, сейчас очень интересный момент — рынок начал очень стремительно развиваться, как с точки зрения прихода денег, так и с точки зрения зрительского интереса, так и с точки зрения доступности контента.

Мы, наверно, впервые в прошлом году осенью, подписав договор с Disney/ABC, попали в ситуацию, когда нам стали доступны легально качественные западные сериалы. Просто до этого никогда не было такой возможности.

Поэтому сейчас будет происходить взрывной рост рынка, захват новых территорий, позиционирование конкретных проектов, и, собственно, какой-то раздел этого рынка. Мы не собираемся уходить с развлекательной поляны, но мы собираемся, все-таки, концентрироваться на каком-то внятном количестве направлений на этой поляне и уже более внятно адресоваться конкретному зрителю.

Например, в гораздо меньшей степени будем ориентироваться на очень массовые телевизионные сериалы, рассчитанные на зрителей 50+. Вопрос выбора собственного зрителя сейчас встает перед каждым из проектов, который существует на этом рынке.

Если более-менее кратко сформулировать, то мы — это качественное развлекательное телевидение для образованных людей. Мы планируем сконцентрироваться на еще более качественных продуктах, и с тем опытом, уникальным, которого ни у кого больше нет, выйти на новый уровень всего проекта.

Мы будем делать новые Интернет-проекты непосредственно для интернет-телесмотрения, интернет-видео, и будем для этого использовать самых прогрессивных российских и международных топовых режиссеров и сценаристов, у которых наконец-то к этому появился серьезный интерес.

Мы будем показывать самые свежие и лучшие западные сериалы и российское кино, мульфильмы, программы и передачи.

Автор: Оксана Ткаченко
Лучшее

Комментировать

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.