В заслуженный успех российских стартапов верится с трудом

В заслуженный успех российских стартапов верится с трудом

Зная историю компании «RealSpeaker» с самого начала, мне крайне любопытно, что еще придумает про нее пресса. И чтобы уважаемым сказочникам думалось легче, я решила дать немного фактуры.

28 марта 2013

Рената Ахунова. Первая русская в списке женщин-венчурных инвесторов и бизнес-ангелов, опубликованном Forbes.com. Три высших образования. Эксперт по дизайну инновационных экосистем, построению бизнес и финансовых моделей, технологическим решениям в сфере B2B.

Фанатка стартапов, решающих реальные проблемы реальных потребителей и зарабатывающих реальные деньги.

Стартапам в России приходится несладко, но когда еще и средства массовой информации не верят в успех соотечественников и ищут негатив, становится совсем грустно за российский венчурный рынок.

За последние пару месяцев десятки российских изданий написали о компании «RealSpeaker», инвестором которой я имею честь быть. Однако большинство журналистов так и не разобралось, что же за продукт предлагает компания, кто ее инвесторы, и что обеспечивает ее 24-летнему основателю такой успех.

Проработав 10 лет своей юности в журналистике, мне стыдно за сегодняшнее поколение журналистов, потому что для качественных статей надо было всего лишь просмотреть информацию о «RealSpeaker» в любом поисковике. Зато почти все написали или намекнули о том, что успех этот достался компании «не просто так», при этом не имея ни малейшего компромата, ибо придумывать небылицы проще, чем искать факты.

Зная историю компании «RealSpeaker» с самого начала, мне крайне любопытно, что еще придумает про нее пресса. И чтобы уважаемым сказочникам думалось легче, я решила дать немного фактуры.

Впервые я познакомилась с основателем проекта Виктором Осетровым в апреле 2011 года, будучи заместителем руководителя «Зворыкинского проекта» по коммерциализации. Он приехал из Йошкар-Олы в Москву на один день, который у каждого из нас уже был расписан, и мы с трудом подобрали время встречи.

Виктор в тот день провел презентацию проекта экспертам фонда посевных инвестиций РВК, а после встречался с экспертами Бизнес-инкубатора АНХ, который пригласил его стать резидентом. «Постараюсь все успеть. Но если не успею, то могу на день еще в Москве остаться. Для меня это не проблема — я живчик».

Собственно, тут можно было бы и закончить, поскольку эта характеристика объясняет истинную причину его успеха, но добавлю немного фактов, которые журналисты поленились найти.

Федеральная программа поддержки молодежи «Зворыкинский проект» помогла многим российским ученым и изобретателям: кому-то словом, кому-то делом, некоторым — деньгами. Мы действительно имели постоянно обновляющийся список наиболее привлекательных проектов, которым делились с другими организациями, поддерживающими развитие инноваций, или с прессой. Конечно, этим проектам уделялось больше внимания, чем другим.

Такая поддержка, умноженная на упорство Виктора, позволила ему получить в 2011 году грант «Фонда Бортника» (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере), затем грант НАИРИТ (Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий), а на смене «Инновации техническое творчество» Всероссийского молодежного форума «Селигер-2012» «RealSpeaker» заметила компания LG и тоже выделила финансовую поддержку. От этих доноров команда получила суммарно 800 000 рублей.

В 2011 году Виктор переехал в Казань, и его компания стала резидентом «ИТ-парка», а в конце того года мы с Виктором подали заявку на получение статуса резидента «Сколково» и получили его, став резидентами уже в 2012. Далее подали заявку на грант и тоже получили 3 800 000 рублей, вложив и собственные средства в качестве соинвестиций.

Татарстан, также как и Москва, поддержала «RealSpeaker» финансово: в Казани он выиграл конкурс БИТ и получил грант от Агентства инновационного развития на общую сумму 600 000 рублей. Работать с государственными структурами очень сложно и долго. В моменты, когда Виктор уже не справлялся с бюрократической машиной, я брала общение с чиновниками в свои руки, вспоминая себя в этой роли.

Особый рывок команда «RealSpeaker» сделала после поездки в Калифорнию. Здесь мы с Виктором открыли американскую компанию, подали патент, провели небольшое road-show на Sand Hill Road, пообщались с топ-менеджерами потенциальных стратегических инвесторов, поняли, в каком направлении надо развернуть и усилить проект.

Тогда я предложила Светлане Никифоровой, управляющему партнеру бизнес-ангела «Стартобаза», тоже инвестировать в компанию вместе со мной, поскольку на данной стадии команде нужны были сильные менторы. Светлана согласилась не сразу, но со временем приняла решение присоединиться.

Команда находилась (и все еще находится) в Казани, а Виктор начал ездить в США для развития проекта, поэтому поддержание деятельности компании в отсутствие Виктора менеджерами «Стартобазы» облегчает ряд задач.

Нужно отметить, что не все доноры охотно выделяли «RealSpeaker» гранты.

Например, «Зворыкинская премия» в 500 000 рублей досталась ему лишь в конце 2012 года, хотя в 2011 он уступил более сильным соперникам. Мы также не сразу получили грант посевного фонда «Микрософт», потому что на тот момент экспертная комиссия фонда не увидела достаточно результатов, зато в следующем отборе Виктор такой результат показал и получил 1 500 000 рублей от «Микрософт». Команда завершила 2012 год также с призом в 300 000 рублей от конкурса «Web-ready», который проходил в Питере.

Мне совершенно непонятно, почему люди пытаются сделать из реальной истории, подтверждающей, что в России есть достойные проекты, упорные команды, а институты развития исполняют свои обязанности, хоть иногда и со скрипом, нереальную, видя во всем подвох и коррупцию.

Уважаемые журналисты! Вы не имеете ни малейшего понятия, как много анкет и форм мы заполнили, подавая заявки на конкурсы и гранты, как много провели переговоров и уговоров, какое безумное количество времени занимает подготовка отчетности по всем полученным финансированиям.

С этим справится считанное число предпринимателей, ибо им чужда бюрократия по определению. Спросите меня, стала бы я тратить 2 года на всю эту волокиту из-за $210,000? Нет. Но Виктор упорный парень!..

Комментировать

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.